«Вы же понимаете, откуда гниёт рыба?»

Всеволод Козловский – о давлении власти, городских проблемах и способах их решить

57

В новостях о великолукском политике Всеволоде Козловском снова заговорили 12 августа. В этот день к нему в гости пришли силовики. Они ищут авторов анонимного телеграм-канала, в котором распространяется информация о работе его однофамильца – главы Великих Лук Николая Козловского и его команды. Эти неприятные для Козловского-главы сведения силовики, как и оппоненты Всеволода, считают клеветой.

Символично, что автором «порочащих сведений» в отношении Козловского-главы посчитали «другого Козловского» – так Всеволода прозвали сами великолучане. Своей политической работой он снискал славу защитника интересов горожан не только среди них самих, но и в команде своего оппонента. Несмотря на силовое давление, Всеволод Козловский продолжает вести избирательную кампанию и уже самостоятельно давить на власть так, как он умеет.

– Недавно у вас прошли обыски по уголовному делу о клевете. В каком вы статусе находитесь и что происходит с делом сейчас?

– Я сейчас в статусе подозреваемого. Уголовное дело завели по заявлениям трёх человек, три эпизода объединены в одно дело. Все заявления писали приближённые или сотрудники моего однофамильца, главы города Великие Луки Николая Козловского.

Клевета якобы прозвучала в анонимном телеграм-канале. Моё задержание происходило на моём рабочем месте. Я работаю в Ленинградской области. Сюда приехала группа из Великих Лук и группа поддержки в виде ОМОНа из Санкт-Петербурга или Ленинградской области. Всё делали красиво: как по телевизору, положили лицом в землю возле моей машины, обыскали машину и моё жилище. После этого отвезли в Великие Луки, ознакомили с материалами дела. Меня продержали в изоляторе временного содержания около двух суток и выпустили без предъявления обвинения.

– Как вы считаете, почему случились эти обыски?

– Это делается с целью отключить меня от избирательной кампании. Я считаю, что команда «Яблока» – единственная, которая представляет какую-то угрозу действующей власти. Она не договаривается, совершенно независима, готова выдержать любой прессинг и идти до конца.

Вторая цель – это напугать. Третья – если удастся сфабриковать это дело и довести его до суда, то, возможно, в будущем можно будет лишить меня возможности участвовать в дальнейших выборах.

Я ознакомился с материалами дела. Так понимаю, в тех материалах, которые считаются клеветой, нет никакой критики. Там прямые обвинения в воровстве, присвоении и нарушении закона. Там не пишется о том, что подъезды грязные и дороги не делаются. Там конкретная информация о том, где якобы наследили эти люди и как.

– Сейчас в Великих Луках реализуют инфраструктурные проекты. Строится школа, построен детский сад, реконструируется одна из главных улиц. Нельзя сказать, что ничего не делают. Разве это плохо?

– Это очень хорошо, что привлекаются в город средства и что-то меняется. Но делать это нужно в соответствии с законом и установленными сроками. Абсолютно все проекты, которые были начаты в Великих Луках, завершены с каким-то ущербом для объекта.

Детский сад только построили, а он уже пошёл трещинами. Подземный переход, который строится на пересечении площади Калинина, улицы Дьяконова и проспекта Ленина, не могут сдать и оттягивают сроки. Город стоит в пробках, люди опаздывают на работу и не могут попасть домой к своей семье, стоят на такой жаре и мучаются. А время – это самый ценный человеческий ресурс. При этом ищут любые поводы, чтобы продлить стройку.

Есть информация, которую нужно проверять: что щебень не той фракции, плитка в подземном переходе не предусмотрена проектом. Таких замечаний – масса, и мы на всё обратим внимание. Если плитка не та, щебень не соответствует проекту – какой вывод можно сделать? Я лично не хочу, чтобы мои деньги воровали. Бюджетные деньги – это мои, ваши, деньги граждан.

Новая школа также не будет готова в срок, я в этом уверен на сто процентов. Проект ведь сдаётся в целом, а не по частям, с инфраструктурой, подъездами, бассейном и так далее. Говорить, что ковид помешал строительству школы или не приехали рабочие из Беларуси, на которых рассчитывали, абсурдно. Это федеральный проект, и я уверен, что сдачу школы подпишут. А в каком виде и кто будет отвечать за последствия – посмотрим. Мы будем за этим наблюдать и постараемся сделать так, чтобы принимающие решения люди ответили за свои недоделки.

– Тем не менее в городе делают общественные пространства, теперь людям будет где погулять.

– Нас ожидает реконструкция набережной. Это нужное дело. Там скоро появится гостиница, спа, ресторан. Но это зона исторического поселения, и под это дело меняется закон Псковской области. Теперь можно будет построить капитальные строения, хотя раньше это было сделать нельзя.

И самое главное – там нет коммуникаций. И вдруг появляется проект реконструкции набережной. Не могу утверждать на сто процентов, но, насколько мне известно, 60 % этого проекта – это подведение туда этих мощностей, а только 40 % – плитка, асфальтирование, фонарики и так далее. Получается, бюджетные деньги подводятся под инвестпроект? Инвестор обезличен. Но большинство великолучан понимает, кто будет реальным хозяином этих спа, гостиницы и ресторана в центре города, в парке культуры и отдыха для горожан и для детей. Нужен ли там этот проект? Большинство великолучан считает, что нет. Им нужны те самые «весёлые горки», с которыми они выросли.

Всё идёт от необдуманности решений, которые принимаются в Великих Луках. К примеру, проблему пробок можно начать решать с перенастройки светофоров, посчитав с секундомерами, сколько и куда уходит машин. На сегодняшний день планируют расширить проспект Ленина, но это ничего не даст. Надо, чтобы из центральных артерий машины уходили как можно быстрее. И эту разгрузку можно сделать элементарно.

Дорогостоящие проекты – наверное, это круто: деньги городу. Но можно начать с малого и с дешёвого.

– Если более глобально мыслить, в чём проблема этих проектов?

– И садик, и школу, и подземный переход строит один и тот же подрядчик. Вы же понимаете, откуда гниёт рыба? Можно предположить, что ответственность лежит на главе города Николае Козловском.

– Чего может добиться депутат в таком случае?

– У нас все проекты рассматриваются на общественных слушаниях. Депутаты могут высказать своё мнение и повлиять на то или иное решение. К примеру, сегодня готов проект реконструкции проспекта Ленина. Но если они три года не могут сделать переход, что тогда будет с целым проспектом?

Ещё пример. Руководство города продавливает решение, что сегодня надо раскопать улицу, чтобы поменять коммуникации. Раскопать – дело простое. Но я вижу, что им нужно провести много земельных работ. Сколько машин грунта будет вывезено и откуда они возьмут песок, никто не знает. В Великолукском районе нет ни одного лицензированного карьера. Вместо этого можно заменить коммуникации с помощью бурения и протянуть трубу, не останавливая движения автотранспорта, и потом отремонтировать дорожное полотно. Это будет и дешевле, и быстрее, и без ущерба для жителей города. Нужно, чтобы было желание у людей, принимающих решения. Почему его нет – это другой вопрос. И таких моментов – масса.

– Чем вы будете отличаться от тех депутатов, которые сейчас находятся в городской Думе?

– Я уже был депутатом в областном Собрании депутатов и думаю, что жители города увидели, чем я отличаюсь от остальных депутатов: настойчивостью, уверенностью в себе и независимостью.

– Независимостью в каком плане?

– Я не буду голосовать так, как мне скажут. Я буду голосовать так, как будет выгодно жителям Великих Лук.