Сэкономить на справедливости

Администрация Псковской области решила поиграть в щедрость за чужой счет.

536

В декабре 2015 года Псковское областное Собрание депутатов приняло изменения в закон Псковской области «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан». Главное изменение касалось ветеранов труда федерального значения: вместо фактической компенсации 50% расходов на жилищно-коммунальные услуги и 389 рублей ежемесячной «ветеранской» выплаты они с 1 января 2016 года получают одинаковую сумму – 1100 рублей.

1100 рублей – независимо от условий проживания! Администрация Псковской области и 29 депутатов областного Собрания, проголосовавших «за», считают такой подход справедливым. И вот уже несколько месяцев ветераны труда, проживающие в городах и крупных райцентрах Псковской области, пытаются понять: почему уменьшение их скромных доходов на крупные суммы – это правильно?

В чем справедливость, если в Дедовичах ветеран из 10 тысяч рублей своей пенсии плюс вновь назначенные 1100 рублей теперь отдает за коммуналку почти половину этой общей суммы? 4600 рублей на оплату ЖКУ вместо прежних 2300 – это потеря совсем не пары-тройки сотен рублей, о которой уклончиво говорили чиновники от соцзащиты еще в 2015 году. Да и не только чиновники.

«Триста рублей никак не улучшат ваше благосостояние»

Председатель Псковского областного Собрания депутатов Александр Котов недавно пытался объяснить 80-летней псковичке Нинель Куропаткиной, что ветеранам труда на селе еще тяжелее, чем ей, поэтому их надо поддержать таким вот уравнительным способом. Получилось неловко. Из всех пространных объяснений особенно запомнилось одно: «Я признаю, что в этом случае вы немножко потеряли – триста рублей, но прошу вас всё-таки понять эту ситуацию. Триста рублей никак не улучшат ваше благосостояние».

И создалось впечатление, что из всех возмущенных ветеранов для встречи выбрали наименее пострадавшего (для которого, с точки зрения спикера, триста рублей – не деньги). Но что сказал бы руководитель законодательного органа жителям многоквартирных домов в Пыталове, в Острове, в Стругах Красных, у которых счет потерь идет на тысячи? Наверное, то же самое: деревенскому ветерану, который сам носит воду из колодца, топит печь, ремонтирует свой дом за свой счет (как будто в городе этот счет оплачивает кто-то другой, а не собственник жилья), еще тяжелее! Поэтому и решили ему помочь: вместо тех же двух-трех сотен дали 1100 рублей.

От выплаты этой суммы ни центральное отопление (главная статья расходов в многоквартирных домах райцентров и крупных городов), ни центральное водоснабжение в сельском доме не появятся. Но бюджет конкретного человека немного увеличится. И это, конечно, очень хорошо, тем более, что власть прекрасно знает, сколько у этого человека, живущего на селе, отнято за последние годы: доступность медицинских услуг, транспортное сообщение, возможность культурно проводить досуг. 1100 рублей всё это не компенсируют, и забыть о потерях не заставят.

Новая выплата — едва ли не единственное, пусть и крохотное вспоможение пожилым селянам за годы тотальной «модернизации» и оптимизации социальной сферы. Но даже этот «подарок» власть кинула не с барского плеча, а с плеча такого же ветерана труда. Городской ветеран труда, которому выпало жить в квартире с очень дорогим центральным отопление, теперь вынужден отказывать себе в необходимом.

Хоть режь, хоть ешь

А ведь еще шесть лет назад, когда в Псковской области для ветеранов только вводилась 50-процентная компенсация за ЖКУ живыми деньгами, те же чиновники говорили о справедливости таких выплат по сравнению с натуральной льготой. Упирали на то, что теперь-то коммунальные предприятия не смогут наживаться на пенсионерах: все ходы рассчитаны, компенсация адресная – сколько ветеран фактически потратил, столько ему и компенсируют в половинном виде. А в собственном доме компенсировать, увы, нечего. Таким был суровый закон адресности и нуждаемости еще недавно.

Теперь представление об адресности изменилось. Говорят, что ветеран труда мог тратить возвращаемые ему жилищно-коммунальные деньги хоть на конфеты внукам. О том, что пенсионеры в принципе самые аккуратные плательщики, деликатно умалчивается. Зато ярко подчеркивают: жизнь ветеранов, проживающих в домах без удобств, улучшилась. На 1100 рублей. Вот и благодарности от них на сайте губернатора области Андрея Турчака регулярно публикуются. Стоит только появиться возмущенному обращению от пострадавшего ветерана, как на сайт вываливают несколько благодарностей, причем от жителей одного и того же района. Видимо, в целях оптимизации расходов на пиар (что похвально) приходится работать таким вот «кустовым» методом.

А жалобы не прекращаются. И касаются они не только новых размеров «ветеранских», но и сроков их выплат. Напомним, что ранее социальные пособия, в том числе ветеранские компенсации (плюс 389 рублей — за звание), перечислялись получателям в текущем месяце. График был четкий и удобный. Но 18 декабря 2015 года неожиданно появилось постановление администрации Псковской области за подписью губернатора: с января 2016 года большинство социальных пособий перечисляются в месяце, следующим за расчетным.

Но даже здесь умудрились слукавить. Не в формулировках — в исполнении. Потому что задержки выплат начались еще до выхода постановления, в итоге «федеральные» ветераны труда начали получать свои декабрьские деньги (еще в прежнем объеме) только во второй половине января. И лишь в начале февраля начальник областного управления соцзащиты населения Армен Мнацаканян отрапортовал, что в Псковской области выплачены все социальные пособия за декабрь. А в конце марта люди уже жаловались на задержки за февраль.

Принцип без критериев

Новые понятия о справедливости возникли не потому, что областные власти вдруг вспомнили об обездоленных сельских ветеранах трудах. «Взять всё и поделить» решили тогда, когда в стране вообще, а в Псковской области особенно, закончились деньги. Не зря заместитель губернатора Вера Емельянова на согласительной комиссии по бюджету-2016 призналась тем немногочисленным депутатам областного Собрания, которые пеняли ей на резкость принятия решения (да еще и без обсуждения с ветеранскими организациями, как того требует закон): «Мы работаем в условиях ограниченных финансовых ресурсов, но всё-таки до последнего пытались ничего не менять и поэтому не стали обсуждать это публично. Законопроект внесли, когда поняли, что другого варианта нет».

Не было другого варианта, кроме как взять у одних, подкинуть немножко другим и еще остаться в плюсе. То есть сэкономить. Ведь обещание, что общая сумма выплат в 2016 году не только не сократится, но и в целом вырастет (с 876 млн рублей до 882 млн), можно будет подтвердить по результатам исполнения бюджета этого года. Пока же это лишь план, прогноз.

В феврале группа парламентариев попыталась инициировать возвращение к прежней системе. Среди депутатов, поддержавших эту инициативу, была и единственный на сегодня представитель партии «Яблока» в областном Собрании Любовь Жильцова.

По итогам февральской сессии Любовь Васильевна сделала несколько существенных замечаний: «Когда отбираешь от одного и передаёшь другому, это действие не является социальной справедливостью. Администрация области, и председатель Собрания лукавят, когда говорят о справедливости и о том, что опираются на «принцип нуждаемости». Потому что, насколько мне известно, критериев нуждаемости для категории «ветеран труда» у нас в области еще не разработано – нельзя опираться на то, чего нет. Я понимаю, что экономия средств, но она опять происходит за счет тех, кому сложнее всего».

И второе: 389 рублей (помимо компенсации за ЖКУ) — это была не просто льгота, это была выплата за звание ветерана труда. То есть поощрение, даже награда своего рода — за многолетний добросовестный труд. Теперь же, например, учителя из сельской местности (из райцентров) этой награды просто не получают, потому что им же уже предоставляется выплата объемом те же 1100 рублей. Выплата одинаковая для всех специалистов, работающих на земле, независимо от того, сколько этот специалист по факту платит за коммуналку.

Поэтому ветераны труда федерального значения давно уже пришли к выводу: на них просто сэкономили. И назвали это справедливостью.

Нина НАУМОВА.