Нам уезжать некуда

Жители Опочецкого района борются за право безопасно жить на своей земле

1442
Учительница музыки из Опочки Юлия Моргунова считает, что беспрецедентное давление на неё только умножило число сторонников сопротивления «свинству».

История борьбы жителей Псковской области с последствиями работы на нашей земле свиноводческих комплексов прирастает новыми сюжетами. И территориями. Уже несколько лет бьются за своё право дышать чистым воздухом, пить чистую воду, безопасно жить на своей земле граждане Невельского, Великолукского, Усвятского, Красногородского районов. В 2020 году к ним вынуждены были присоединиться граждане Опочецкого края.

Ввести мораторий на строительство свинокомплексов

Здесь Великолукский агрохолдинг вознамерился построить около деревни Зуёво Варыгинской волости две откормочные площадки на 50 тысяч голов свиней, а у деревни Мартиново Пригородной волости – площадку репродуктора (проектная мощность – до 8 тысяч свиноматок). И это при том, что в Люцкове уже построена свиноферма на 50 тысяч голов!

Людям было от чего прийти в ужас: на 12 000 жителей района порядка 150 000 свиней!

Они ведь реально живут на земле и имеют некоторое представление о том, какую нагрузку из-за отходов свиноводства эта земля может выдержать. Тем более что в Опочецком районе предполагается применение той же технологии обращения с отходами, что и в других уже осчастливленных соседством со свинокомплексами муниципалитетах. Это прежде всего хранение отходов в открытых навозохранилищах (лагунах), а затем запахивание выстоявшегося навоза на землях сельхозназначения.

Звучит солидно и не страшно. Но открытые лагуны – это запах. К тому же у граждан есть серьёзные основания полагать, что объёма лагун элементарно не хватает для получаемого количества отходов, из-за чего со свиным навозом расстаются раньше установленных наукой сроков. Бывало (и не раз), что активисты в других районах обнаруживали устройства для слива (шланги обыкновенные) дурно пахнущей субстанции у водоёмов и на полях у своих деревень. А это не только запах, но и прямая угроза воде. И земле: свежие отходы свиноводства агрессивны, их нельзя применять без ущерба сельхозугодиям.

Вот такие опасения и выразили опочане в своём обращении к губернатору Псковской области Михаилу Ведерникову. Они потребовали ввести мораторий на строительство свинокомплексов в Зуёве и Мартинове, произвести «незамедлительный всесторонний анализ деятельности Великолукского агропромышленного комплекса, связанной с негативным влиянием свинокомплексов-гигантов на эколого-экономическое развитие нашего региона», и провести повторные публичные слушания по вопросу строительства свинокомплексов в районе, потому что первые, по их мнению, прошли с нарушениями.

«Пошли по шерсть – вернулись стрижеными»

Это обращение, которое подписали 1100 человек, было направлено губернатору 6 ноября 2020 года. А 8 ноября учительница музыки с 30-летним стажем, почётный работник образования РФ Юлия Борисовна Моргунова, которую в Опочке знают все от мала до велика, выложила фото обращения на своей странице во «ВКонтакте». Юлия Борисовна является одним из самых последовательных сторонников соблюдения норм экологической безопасности в своём районе и таким вот образом, можно сказать, отчиталась перед земляками о том, что письмо губернатору ушло.

Но дальше началось какое-то сказочное свинство. 29 декабря 2020 года ООО «ВСГЦ» (эта аббревиатура означает Великолукский селекционно-генетический центр) подало в Арбитражный суд Псковской области иск к Юлии Моргуновой. Истец попросил суд признать сведения, содержащиеся в коллективном обращении, направленном в органы государственной власти (!), не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию и обязать Юлию Моргунову, якобы распространившую эти сведения, разместить и закрепить на своей странице во «ВКонтакте» опровержение на срок не менее шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда. Ну и, конечно, взыскать с неё расходы на оплату государственной пошлины и услуг нотариуса (в сумме более 45 тысяч рублей).

Состоялись четыре судебных заседания, последнее – 10 марта 2021 года. На него ответчица приехать не смогла: неожиданные испытания Юлию Борисовну сломить не смогли, но на больничную койку уложили. Поэтому вынесение решения она проспала. Спала глубоко и спокойно, пока судья Константин Бурченков сообщал участникам заседания в очной форме, что в удовлетворении иска против Моргуновой истцу полностью отказано. «Пошли по шерсть – вернулись стрижеными», – прокомментировала результаты большой знаток русского фольклора Юлия Борисовна Моргунова.

«Как там Юля? Выигрывает?»

Когда истец подал апелляцию, даже сторонние наблюдатели стали догадываться, что цели выиграть у него нет. Вот морально и физически измотать «противника» в лице грозной учительницы музыки, запугать, отнять время, которое Юлия Борисовна могла бы потратить на своих учеников, на свои потрясающие музыкальные проекты, – это да. Такая цель кажется очевидной. Правда, в неё оказалось трудно попасть.

Но «развиватели» большого свиноводства в маленькой области очень стараются. Поданные апелляции (в них решения Арбитражного суда Псковской области по делу ООО «ВСГЦ» против Юлии Моргуновой оставлены без изменений) – это лишь малая часть их усилий.

Вот когда в конце марта Юлии Борисовне сообщили, что в прокуратуру района направлена (точнее, перенаправлена – от губернатора Псковской области) жалоба от имени пяти тысяч (!) жителей Псковской области, подозревающих её в экстремизме и разжигании ненависти и вражды к определённой социальной группе (работникам свиноводческих комплексов), – вот это было уже сильно. Но безрезультатно. Потому что не только не напугало Юлию Моргунову, но и многократно умножило число сторонников сопротивления «свинству».

Юлия Борисовна вспоминает, как на выходе из районного суда, где активисты оспаривают процедуру прошедших в сентябре публичных слушаний по строительству свинокомплексов, не знающая её в лицо женщина спросила: «Не знаете, как там Юля? Выигрывает?»

«Это единственно возможная моя реакция на ситуацию»

В районном – пока нет. Но Юлия Борисовна неожиданно для себя поняла, что, находясь под беспрецедентным давлением, действительно выигрывает.

«Когда-то я наивно полагала, что моё неравнодушие к судьбе своего района, к будущему своих детей и внуков, моё желание защищать природу – это хорошо. Сейчас, пережив сильнейшее давление (два заявления в полицию, два иска в суд, две апелляционные жалобы и обращение к губернатору об экстремизме с 5000 подписей), я понимаю, что это не просто хорошо – это единственно возможная моя реакция на ситуацию.

Я рада, что узнала, сколько у нас в районе замечательных людей. Благодаря им я поняла, что такое настоящая поддержка: люди готовы оказывать любую, но мне важнее всего моральная. Сдаваться нельзя. Шанс изменить ситуацию, влиять на неё и контролировать есть. Я как-то писала одному из своих земляков, что считаю себя виноватой в ситуации со свинокомплексами. Это и я в том числе допустила в депутаты тех, кто промолчал.

Ведь в этой истории всё могло закончиться, не начавшись: глава района мог бы законно отказать по положению о слушаниях, депутаты могли потребовать соблюдения законности. Но они промолчали. Значит, нужно выбирать тех, кто сможет потребовать, а не будет трястись от страха перед вышестоящими. Это же наша земля, потерять её – вот самое страшное. Нам ведь уезжать некуда», – напоминает Юлия Моргунова.

Елена ШИРЯЕВА