«Лицо города, его память и суть»

Чем сегодня живёт наш краеведческий музей?

496
Экскурсовод историко-краеведческого музея, искусствовед Анна Колчина: «Потребность в музее у людей есть всегда».

Петербурженка, искусствовед Анна Колчина переехала в Пустошку шесть лет назад и возглавила здесь районный историко-краеведческий музей. Точнее, не просто возглавила, а по-хорошему «заболела» своей работой: фондами, экспозициями, выставками, историей маленького района посреди Псковской области, историями людей.

Пустошане знают, что музей истории их края размещается в старинном, XIX века, здании бывшей церкви, которую привезли в Пустошку после войны из деревни по соседству. Храм-переселенец оказался единственным целым зданием в стёртом с лица земли городке.

Во время авианалёта церковь лишилась купола, а деревня – жителей, поэтому бревенчатую конструкцию разобрали и перенесли в ближайший райцентр, приспособив сначала под администрацию, затем под ДОСААФ. В 1970-е годы учитель истории организовал здесь школьный музей.

Пустошане знают, что музей истории их края размещается в старинном здании
бывшей церкви. Фото Александра Сидоренко.

«Бумаге и чернилам больше 70 лет»

Экспонаты собирали всем миром, местные жители приносили кто что мог: прежние фонды уничтожила война. В 1990-е годы к работе подключились поисковики, которые после лесных вахт снабжали музей предметами солдатского быта, документами и другими деталями, позволявшими сложить чёрную мозаику военных лет. С тех пор в музее действует отдельный зал, посвящённый поисковой работе. Примерно в эти годы школьный музей и городской музей боевой славы объединились и дали жизнь новому краеведческому «отпрыску».

В районном музее хранится около трёх тысяч экспонатов, 60% составляют постоянную экспозицию или «достаются под праздники и даты», остальное – в запасниках. Разместить всё и сразу в четырёх скромных музейных залах не представляется возможным. Ко дню освобождения Пустошки от немецко-фашистских захватчиков (27 февраля) здесь приготовили небольшую выставку боевых наград и писем с фронта. «Постоянно держать письма на свету нельзя, бумаге и чернилам больше 70 лет, время их не щадит», – поясняет Анна Колчина.

Отопление в старинном здании до сих пор печное, с дровами помогает муниципалитет. На этом, пожалуй, преимущества муниципального статуса заканчиваются, не успев начаться. Не потому что у районных властей нет желания, а потому что нет возможности: «О нас заботятся, не забывают, но всё как везде, как вся культура… А так сигнализация есть, интернет, мультимедийное оборудование, компьютеры. Протечек нет, полы не проваливаются».

На оставшийся в прошлом 2020-й в музее не жалуются: «Прожили неплохо». Конечно, массовые экскурсии были запрещены, поэтому спасались страничкой в соцсетях, где публиковали интересные заметки об экспонатах, датах и именах.

Период затишья дал возможность сделать небольшой косметический ремонт, в музее обновили витрины. Помог местный благотворитель, краевед из Новосокольнического района, «человек очень увлечённый и неравнодушный».

Здесь хранится около трёх тысяч экспонатов, 60% составляют постоянную
экспозицию. Фото Александра Сидоренко.

«Выходят немного другими»

Анна Колчина отмечает, что потребность в музее «у людей есть всегда». К тому же одними экспозициями здесь не ограничиваются, дают возможность заявить о себе местным художникам, несколько раз в год проводят выставки, устраивают творческие вечера пустошкинских поэтов, писателей. Придумали даже небольшое объединение «ВедАРТ», в котором желающим рассказывают об искусстве «всех времён и народов».

«Когда организуем выставки или, например, «Ночь музеев», к нам приходит практически весь город, а в обычные дни основной контингент – школьные экскурсии и пенсионеры, остальные на работе», – уточняет директор, добавляя, что вне школьной программы современные дети «не слишком интересуются историей».

С ребятами надо говорить на их языке и не просто рассказывать, что было 80 лет назад (этого мало), а соединять прошлое с современностью, находить истории конкретных людей, уверена Анна Колчина.

«Плюс дома должна идти работа по этому поводу, должны быть разговоры об истории семьи, – добавляет директор. – У меня мама ребёнком пережила блокаду, бабушка работала и тушила «зажигалки», поэтому о происходившем в Ленинграде я знаю из первых уст. Вот история о погибшем в Чечне пустошанине Диме Окуневе производит на ребят колоссальное впечатление. На встречах в его честь мы показываем фрагменты фильмов про ту войну, включаем песни, читаем стихи – и там не бывает шушуканья, никто не бесится, а после все выходят как будто немного другими».

«Письма фронтовые, навсегда живые…»

«И народ потянулся к истокам»

Молодые люди постарше через музей увлекаются поисковой работой, причём увлекаются необязательно местные. «Вот в прошлом году границы закрыли, и народ потянулся к истокам. К нам в индивидуальном порядке приезжали со всей Псковской области, из Москвы и Петербурга: мы очень удобно на трассе расположены, между двумя столицами. Было очень много таких гостей, много молодёжи. Одна компания устроила себе поездку сразу после окончания школы: скинулись на бензин, взяли автомобиль, нашли про нас информацию в интернете и приехали. Они удивлялись, что в таком небольшом городе оказался «такой насыщенный музей», – делится Анна Колчина, размышляя, что, возможно, повышенный интерес к истории связан с желанием найти погибших на территории района родственников.

«К нам приезжали даже гости из Якутии. Местное краеведческое объединение отыскало «фронтовые письма любви». Погибший здесь уроженец Якутии писал их своей русской жене, которая ждала мужа на его родине. На основании этой переписки они нашли, где он погиб, приехали к нам и на мемориальном кладбище в Пустошке совершили традиционный якутский обряд для упокоения души», – рассказывает о внезапной связи Псковской области и Сибири директор.

Любой человек, приезжающий или проезжающий Пустошку, первым делом отправляется в краеведческий музей. «Это лучший способ познакомиться с этими местами. Музей – лицо города, его память и суть», – уверена Анна Колчина.

Анастасия ОРЕХОВА