Константин АЛЕКСАНДРОВ: «Нужно стереть барьер между жителями и властью»

117

Константин Александров, ваш сосед и кандидат в депутаты, – о своем взрослении и о том, что нужно поменять депутату в Печорском районе.

– Начнём с того, где вы родились?

– Я родился в городе Курске в 80-м году, а после школы учился в Санкт-Петербурге. Мы с семьёй хотели жить за городом, но под Питером было дорого, поэтому своё место нашлось в Псковской области, в Печорском районе. В 2009 году купили участок, строились и в 2012-м переехали. С тех пор живём в 20 километрах от Печор в деревне Молочково.

– Что за район был в Курске, где вы жили?

– Это был военный городок, отец у меня военный, офицер, а мама – библиотекарь. По распределению их отправили в Курск, на окраину города. Это и городом-то не считалось, пригород скорее. Там была постоянная стройка, и мы, детишки военных, бегали по двору, по грязи. Рядом были деревня, речка, лес. Первые три класса мы ездили в город в школу. Потом в пятом классе – тогда из третьего в пятый переходили – уже школу нам построили. Внеурочные дела как у всех: сначала октябрята, потом пионеры, потом сказали, что пионерами не надо быть. И мы перестали.

Зимой – санки, летом – в лес, на речку. У нас были увлечения, авиамоделирование – кружок в подвале военного общежития, рукопашный бой, музыкальная школа – всё как у всех. Для меня основным был рукопашный бой.

– Почему вы решили уехать из Курска?

– У меня папа жил в Петербурге. Он сам предложил мне переехать, поступать в вуз, сказал, что там больше возможностей. Он мне помог, так я поступил в ЛЭТИ (Ленинградский электротехнический институт) на радиотехнический факультет (кафедра телевидения). Пожив немного у отца, я переехал в общежитие. Там первые шаги в самостоятельной жизни: обустройство жилья, учился стирать руками, готовить, потом дни рождения, сабантуи. Но быстро стало понятно, что надо работать. После двух курсов я уже больше работал, чем учился.

– С чего началась ваша карьера?

– Сначала был грузчиком, телевизоры разгружал, потом продавцом, их же продавал, а потом попал в строительство. Вообще, первые деньги я заработал ещё в пятом классе: помогал с ремонтом. Там была сгоревшая квартира, надо было её восстанавливать. Вот я уголь отдирал от стен, клей замешивал – за это получал зарплату.

– Когда вы открыли своё дело?

– В 2006 году. Потом был перерыв, я снова работал в другой компании, строили завод под Питером, а в 2007 мы с партнёром создали свою компанию и стали строить коттеджный посёлок. В 2011-м я строил в Архангельске центр радионуклидной диагностики и терапии и продолжил работать в этой компании, пока не понял, что это не то, что я хочу делать.

– А что вы хотели делать?

– Мне не нравится делать плохо, а когда строишь что-то на продажу, то там всегда возникает такая вилка: сделать дёшево и быстро или качественно и долго. Поэтому строить многоэтажки, коттеджные посёлки мне не нравилось. Всегда надо было искать какие-то компромиссы, и чаще мы вставали на сторону экономии. А вот когда работаешь на заказчика, которому нужно качество, то работа идёт легче, приятнее, появляется искренний интерес к проекту.

– Свой дом в Молочково вы сами построили?

– Половину своего дома я строил сам, так скажем. У нас два дома – один тестя и тещи, второй наш. Им – полдома своими руками, нам – так же, в сумме один дом и получается.

– У Вас есть дети?

– Да, дочка, ей четыре года.

– Есть ли что-то в Молочково для ребёнка?

– Нет, а нужно. Как раз в моих планах создание территориальной организации самоуправления (ТОС). У нас рядом с дорогой бегают, гуляют дети, поэтому нужны пешеходный переход, лежачие полицейские, камеры. Также рядом с нами есть озеро с пляжем, но он достаточно запущенный. Там можно сделать инфраструктуру для детей, да и просто для отдыхающих: очистить пляж от растительности, поставить мостки, мусорки, освещение, столики – в общем, чтобы там можно было отдохнуть без мусора и осколков.

– Вы ещё в 2016-м году говорили о, мягко скажем, неудовлетворительном капремонте жилья. Тогда избрались другие депутаты. Стало ли лучше?

– Стало даже хуже. Объём программы сократился, да и сроки все вышли. Мы обращались в Фонд капремонта, спрашивали, почему они так долго не заключают договоры, в администрацию обращались. Администрация ответила, что никак не контролирует работы. В итоге услуги дорожают, материалы дорожают, бюджеты и планы уже нежизнеспособны. Жильцы собирали деньги, ежемесячно вносили платежи в фонд, но как будто бы не было этих шести лет, деньги превращаются в бумажки, которых не хватит на качественный ремонт.

– Что вы со своей стороны хотите поменять?

– Такие объекты нужно контролировать, чтобы сроки выдерживались, а планы реализовывались. Депутаты должны ставить задачи перед администрацией и контролировать её работу. Этого не происходит. Я был не раз на сессиях депутатов, и всё происходит ровно наоборот: администрация говорит, что надо делать, а депутаты это формализуют.

– Что нужно, чтобы поставить всё с головы на ноги?

– Нужно, чтобы граждане понимали, зачем нужны депутаты и что они должны делать. Главное – донести это до них. Сейчас нет отчётности депутатов перед жителями. Я хочу организовать информирование, чтобы люди знали, что происходит у власти. Нужно стереть барьер, потому что сейчас граждане и власть – это два параллельных течения жизни.

– Почему так?

– 30 % избирателей пришло на прошлые выборы. И это в основном бюджетники. А 70 %, у которых тоже есть проблемы и нужды, не участвуют, потому что не видят в этом смысла. Эту ситуацию хотелось бы поменять, показав, что делает депутат и зачем он нужен. Если депутата избрала пробюджетная система, то он на неё и будет работать. Мы представляем другую часть общества, мы занимаемся бизнесом, работаем на заводах, служим.

Вот строили у нас два объекта: физкультурно-оздоровительный комплекс открытого типа (стадион с дорожками, тренажёрами, трибунами) и благоустройство вокруг гимназии, где должен был быть скейт-парк, амфитеатр. Всё было за счёт района и в интересах его жителей. Но сроки были сорваны, качество неудовлетворительное. Были потом, конечно, какие-то суды, но важно то, что за свои деньги мы не получили того, что должны были.

– А как поможет контроль?

– Любой депутат может раз в неделю приезжать – и это уже будет подспорьем. Если не бросать на самотёк и выявлять проблемы на ранней стадии, а не когда объект надо сдавать, можно успевать что-то менять. В итоге и людям будет понятнее, что там за их деньги строят, и подрядчики будут аккуратнее.

– Не все же будут следить за собраниями – как информировать максимум людей?

– Я хочу создать информационный ресурс – форум или сайт, где граждане района смогут обозначить и обсудить проблемы. То есть это не приёмная одного депутата, а приёмная для всех. Нужно сформировать активное сообщество, которое будет обсуждать проблемы и предлагать решения сообща.