«Хочу поблагодарить людей за поддержку»

338
Всё это время мы разбирались с проблемами и готовили район к переменам, к развитию, к получению большего объема федеральных и областных субсидий.

– Софья Олеговна, четыре года своей жизни вы отдали Новоржевскому району. Что удалось Вам, чего не удавалось прежним властям района?

– В основном, наверное, то, что я была на прямой связи с жителями района. Любой человек мог позвонить, прийти на прием. У меня были поездки в деревни, мне рассказывали о проблемах. При этом мы жили в режиме жесткой экономии, считали каждый рубль.

– Бюджет района за эти годы существенно вырос?

– Да. Основной рост произошел из-за дорожной карты, объема зарплат бюджетных работников. Это основная структура бюджета. Но при этом у нас также выросли показатели по собственным доходам района. За 4 года мы заработали больше 50-ти миллионов.

– При этом вы закрыли долги района, которые остались от прежних властей?

– Когда я пришла на должность в 2019 году, у района был бюджетный кредит в 25 миллионов сроком на 5 лет. На тот момент оставалось погасить порядка 15-ти миллионов. Существует условие: если ты выплачиваешь бюджетный кредит в срок, то он сокращается наполовину, реструктуризируется. Из 15 миллионов до 2021 года мы выплатили половину и полностью закрыли этот кредит. Также у муниципалитета был долг перед фондом капитального строительства за муниципальные квартиры, более одного миллиона. Фонд капитального ремонта подал на администрацию Новоржевского района в суд, и район обязали выплатить эти деньги.

Поэтому мы работали в двух направлениях: закрывали текущие платежи и выплачивали долги предшественников, которые, как я понимаю, копились с 2015 года при предыдущем главе.

Ещё в 2020 году мы существенно снизили размер субсидиарной ответственности не первый год банкротящегося муниципального предприятия ЖКС, предшественника «Энергоресурса». С 25 миллионов до 4,4 миллиона рублей, а этот долг закрыли в течение полугода. В 2021 году выиграли в суде по иску от налоговой на 11 миллионов, поэтому по налогам район не привлекали к субсидиарной ответственности.

– Вы не вспоминаете такие простые человеческие вещи, как мусорный полигон. Вы же смогли остановить незаконную свалку чужих отходов у вас в районе?

– Да. Но не знаю, помнит ли кто-то об этом. Очень быстро все забывается.

– Для глубинки подготовка к зиме – всегда самая сложная история. Как вы решали такие проблемы?

– В 2019 году у отопительной компании были заблокированы счета, предприятие не могло вести нормальную хозяйственную деятельность. Поэтому часть задач по подготовке к отопительному сезону району приходилось брать на себя: закупка угля, дров, котлов. Где-то частично помогало областное правительство, но в каждом отопительном сезоне большую часть составляли районные средства.

Плюс при предыдущих главах трассы теплоснабжения и водоснабжения, водонапорные башни не были поставлены на учет, поэтому район не мог участвовать в программах по организации водо- и теплоснабжения, по модернизации котельных и оборудования. Теперь задел для этого есть и в будущем получится привлекать больше средств на модернизацию коммуникаций.

– Если кратко – разгребали бардак, а вас попросили на выход не очень вежливо?

– Невежливо. Пришли на всё готовое. Всё это время мы разбирались с проблемами и готовили район к переменам, к развитию, к получению большего объема федеральных и областных субсидий. Теперь, когда всё готово, остается самая простая задача – не развалить результаты. Будем смотреть, как с ней справятся новые власти муниципального округа.

– Ходили слухи, что на старте вашу команду местный бизнес прямо спрашивал: «А куда теперь заносить?». Как часто приходилось повторять ответ?

– Видимо, это мимо меня проходило. Где-то обсуждали, что «раньше брали, а теперь не берут». Конечно, мне никто не предлагал. Понимали, что бессмысленно.

– Сломали классическую схему? Много обиженных?

– Да, стали работать открыто и честно. И обиженные те все на виду. Весь поток грязи, который льется с удивительной частотой, он как раз от этих людей.

– Можно научиться работать в режиме травли? Плавать в соляной кислоте можно научиться?

– Можно. Выжили же. Причем неплохо выжили.

– У вас в 2021 году даже убыль населения развернулась и впервые за много лет был рост.

– Как раз была перепись. Удивительным образом оказалось, что мы в приросте. Есть категория людей, которые приезжают из Петербурга – молодые семьи, которые готовы здесь развиваться, жить. Некоторые семьи живут здесь уже лет 10.

– Зачем из Петербурга в Новоржевские леса?

– У людей есть идея, что надо жить на земле. Чистый воздух, прекрасная экология. Дети учатся что-то делать руками. Они понимают, что из чего берется. Ничего просто так не бывает, но получишь результат, если поработаешь. Здесь, на земле, это как раз видно.

– Почему вам мешали работать? Не нужен район, который показывает результат не на бумажке, а в реальности?

– Видимо, хотелось, чтобы давал результат кто-то из их глав в других районах области. Но там постоянно уголовные дела против глав заводятся. Какие-то главы не справляются с программами. Наверное, это внутреннее недовольство самими собой, своими главами от «Единой России» и выливается потом в такое детское, когда ты пытаешься обвинить другого в том, где ты сам недорабатываешь или виноват.

Хочу поблагодарить людей за поддержку, за силы, которые они давали все эти годы. За надежду. За понимание. За конструктивный диалог.

– Вы встречались с губернатором?

– Личная встреча с губернатором была одна за четыре года. Хотя встречи мною запрашивались неоднократно. Может быть, надо было стоять в ожидании в коридоре у дверей губернатора, ждать, когда он выйдет, чтобы пасть в ноги. Но обычно взрослые люди договариваются о встрече и общаются. Особенного интереса он не проявлял: в районе был два раза за четыре года. И то, в избирательную кампанию: в прошлом году, когда собрание депутатов Новоржевского района избирали, чтобы показать «команду губернатора», и в этом году, когда избирательная кампания была уже у него. На встрече обсуждались вопросы, которые касались района, но главу не позвали. Странное отношение руководителя области к главе района.

– Вам предлагали отречься от «Яблока» ради каких-либо благ?

– Было пару человек из местных жителей, которые сказали мне, что, может быть, имеет смысл в «Единую Россию» перейти. Я от этого другая стану? Но у людей есть такое ощущение, что если бы я была членом или хотя бы сторонником «Единой России», то отношение к району якобы было бы другим. Но мы видим, например, по Дновскому району, где глава района тоже избрался от партии «Яблоко», а потом стал сторонником «Единой России», что в рейтинге муниципалитетов он где-то в самом низу в области. Район он этого не выиграл, только проиграл.

– Наверное, никому не нравится, когда человек не стабилен?

– Я тоже так считаю. Даже потом условные «свои» от таких людей, которые мечутся из стороны в сторону, стараются избавляться. Перевертыши не нравятся никому.

– Уточню. Губернатор напрямую вам не говорил: «Софья Олеговна, у меня комплексы, спать не могу, пока вы в “Яблоке”, айда к нам, на сторону силы»?

(Смеется). Нет, конечно. Это были третьи лица. У меня нет достоверной информации, что они были посланцами, но эти люди хорошо знают прежнее руководство.

– Финансирование из областного бюджета сильно зависело от отношения властей региона к вам лично?

– В один год нас лишили финансирования по комфортной городской среде. Я думаю, что это было именно такой ситуацией. Это был 2020 год, я только в должность вступила. Воспитательный момент. Плюс в конце 2019 года меня все три месяца обвиняли в том, что я не успела в зиму построить ФОКОТ (Физкультурно-оздоровительный комплекс открытого типа). У нас теперь областное правительство не может его третий год построить и сдать. Им три года понадобилось. А меня обвиняли в том, что я за три месяца до нового года не сделала такой крупный объект.

– И в этих цифрах прячется признание. Причем не одно.

– Немного извращенное такое признание получается. Я пыталась перенести деньги на 2020 год. Губернатор тогда отказал. Сказал, что надо было всё осваивать до Нового года. А потом оказывается, всё можно переносить в течение трех лет. Вполне спокойно и до сих пор ещё не ввести в эксплуатацию.

– Что и кому даст преобразование района в округ? А что и у кого заберет?

– Сомнительные плюсы: у областного правительства и губернатора теперь будет прямое влияние на районы, выстраивается вертикаль власти. Глава района будет не избираться людьми, а назначаться.

– Наверное, хорошо будет для людей. Денег будет больше?

– Мы это увидим. Думаю, что сначала что-нибудь подкинут. Но надо быть грамотным человеком, чтобы этим правильно распорядиться.

Удивительным образом оказалось, что идет рост населения в районе. Есть категория людей, которые приезжают из Петербурга – молодые семьи, которые готовы здесь развиваться, жить.

– Вы уходите с поста. Что бы вы могли сказать тем, кто добился вашего удаления из районной власти только ликвидацией района?

– Всё в их руках. Думаю, они будут безмерно счастливы. Но скажу, что помимо политических амбиций, важно ещё уметь работать с людьми, быть с ними в постоянном контакте. Слушать и слышать. Теперь они будут отвечать за всё, что происходит в районе. История их запомнит надолго как тех, кто уничтожил район и местное самоуправление в нём.

– Но они-то будут говорить, что делали благое дело. А дальше иди и разбирайся, кто прав.

– Это всё будет видно. Мы это всё уже проходили в 2015 году, когда половину поселений у нас подсокращали. Из девяти осталось 4. И ведь тогда нам тоже говорили, что всё будет в порядке. Что денег у властей станет больше. А на самом деле, нет администрации, нет и денег на нее.

– А жителям вы бы хотели что-то сказать?

– Я хочу поблагодарить людей за поддержку. За силы, которые они давали все эти годы. За надежду. За понимание. За конструктивный диалог. И хочу пожелать им не унывать. Ставить новые задачи. Идти к ним, что бы ни случилось. Потому что жизнь показывает, бывает так, что сначала ты один идешь по непроторенной дорожке, а потом у тебя оказывается много единомышленников. Важно не изменять себе. Верить, что всё будет хорошо.

– Допустим, что однажды в России вызреет настоящее народовластие, где жизнь человека, его права и свободы, важнее властных вертикалей, в чем вы видите потенциал Новоржевского района, который невозможно раскрыть сейчас?

– Новоржевский район богат разными возможностями. Туризм историко-краеведческий. Даже по сравнению с Пушкинскими горами, где основной герой Пушкин, в Новоржевском районе родилось много разных исторических и культурных деятелей. Но люди должны не бояться вкладываться в эту территорию, начинать свое дело. А это всё получится, только если будет доверие к власти.

Доверие появляется, когда люди видят, что могут влиять на происходящее, знают, что если кто-то что-то украл, он будет наказан. Так возникает ответственность за то, что ты делаешь и отношение к каждому клочку земли как к своему.

Начни с себя, облагородь свой участок. Этим ты уже помог общему делу. У нас почему-то народовластие всегда пытаются приплести к анархии, когда нет порядка. На самом деле свобода – это ответственность. Ты свободен, когда ты ответственен, тогда и наступает порядок.

Беседовал Николай НЕЛЮБИН.