Эффект будет плачевным

Софья Пугачева — о долгосрочных перспективах для новых муниципальных округов

274
Заместитель председателя Псковского «Яблока», глава Новоржевского района в 2019-2023 гг. Софья Пугачева.

Восемь районов стали жертвами новой реформы местного самоуправления в Псковской области в 2023 году. Красногородский, Локнянский, Невельский, Новоржевский, Опочецкий, Печорский, Пыталовский и Струго-Красненский районы лишились своих городских и сельских поселений и стали округами.

Власти Псковской области обещают экономию ресурсов и лучшее финансирование территорий округов, по сравнению с тем, что было в районах. Но они недоговаривают, что бывшие волости станут дальше от людей, принимающих решения. Управлять огромными территориями округа из единого центра станет сложнее, у людей всё меньше поводов будет оставаться жить на своей малой Родине. Те, кто сможет уехать — уедут, и округа будут страдать от нехватки квалифицированных кадров.

«ГражданинЪ» поговорил с Софьей Пугачевой, которая, будучи главой Новоржевского района до октября 2023 года, отстаивала права людей на местное самоуправление и на выборы своих глав. Софья Олеговна рассказала о тех последствиях, к которым уже привела реформа местного самоуправления, и о долгосрочных перспективах муниципальных округов.

– Расскажите о том, к чему сейчас уже привела реформа МСУ?

– В первую очередь надо понимать, что это реформа по уничтожению местного самоуправления Псковской области. В восьми районах, в том числе Новоржевском, были уничтожены администрации поселений и образованы муниципальные округа.

У администрации округа увеличилось количество полномочий – часть из них перешли от ликвидированных администраций поселений. Те, конечно, были ближе к людям и могли общаться с жителями напрямую: выезжали на места, устраивали сходы, узнавали мнение жителей.

Администрация района — это более квалифицированный персонал, который объявлял аукционы, проводил закупки и выполнял более серьезные задачи. Это более опытные профессионалы. Даже если говорить о составлении технического задания — это надо знать и уметь. А теперь весь объем полномочий, весь объем задач свалится на администрацию округа.

В этой ситуации меня больше всего волнует, как будут дела с закупками. Раньше администрация волости могла заключить прямой договор, например, на содержание кладбища или ремонт захоронения. А теперь окружная администрация будет вынуждена даже на эти задачи объявлять закупки. Это огромный объем работ. Закупки контролируют и прокуратура, и УФАС, и недобросовестные поставщики пишут жалобы и воздействуют на заказчика. Бюрократия только увеличилась.

– Какие последствия ждут нас в долгосрочной перспективе в Псковской области?

– Главная проблема — нехватка кадров. Я по своей работе во главе Новоржевского района помню, что и раньше не хватало квалифицированных кадров. И я постоянно отправляла сотрудников на обучение.

Все проблемы можно решить при наличии качественных специалистов. Но с кадрами в Новоржевском районе и вообще в Псковской области дефицит. Идет большой отток населения — квалифицированных, качественных специалистов в Санкт-Петербург, в Москву. Сейчас нехватка кадров станет особенно заметной. Непонятно, как будет формироваться новый штат администрации округа.

Все провластные депутаты,  руководители комитетов области говорили: вы объединитесь, денег станет больше, и вы сможете направить их на нужды округа. Мы это проходили в 2015 году,  объем финансирования будет тот же и даже, скорее, уменьшится.

Губернатор утвердил зарплаты для глав вновь образованных округов. Они значительно выше, чем у глав районов. Может быть, это такая премия за то, что «слили» поселения. Может быть, это элемент влияния на глав еще не оптимизированных районов.

К тому же, главы округов не были избраны людьми на всеобщих выборах, а назначены депутатами. В Новоржевском районе — 15 депутатов. Из них 13 единороссы. Имея большинство в районных собраниях, они проводят такую реформу и назначают человека, аффилированного с их партией. А в нашем случае это секретарь партии «Единая Россия» в Новоржевском районе.

Я считаю, что легитимным является глава, избранный народом. Насколько легитимным будет глава, которого избрали 13 человек? Плюс, глава должен что-то понимать. Здесь очень большой объем информации, и уровень квалификации имеет значение.

У нас в Новоржевском районе социалка, культура отлажены. Основные проблемные вопросы — дороги, ЖКХ и связанные с этим направления. Здесь надо понимать с технической точки зрения все процессы, хотя бы отличать проектно-сметную документацию от сметы, нужно уметь принимать решения, от которых зависит судьба района и брать на себя ответственность за эти решения. Наверное, неправильно звонить по каждому вопросу в правительство области со словами «у нас проблема». Это говорит, что на этой должности находится как раз неквалифицированный глава.

– Насколько оптимизация МСУ соответствует духу 131 Федерального закона о местном самоуправлении, принципам МСУ в России?

– Муниципальная реформа соответствует попытке изменить 131 Федеральный закон. Но мы знаем, что эти изменения не были реализованы. Тот законопроект, который внесли сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы РФ Павел Крашенинников, получил много негативных отзывов и находится на переработке. Писали депутаты из многих регионов, не только от «Яблока». И поэтому закон не принят.

Но есть регионы, которые стали сами оптимизировать местное самоуправление, побежали «вперед паровоза». Они еще не увидели эффекта от этого. А он будет плачевным. Это говорят все, кто разбирается в экономике, политике, социологии. Испортить можно быстро, а восстанавливать придется долго.

Мы направляли запросы Клишасу и Крашенинникову со своими комментариями. Из ответов видим, что пока не принят этот закон, они будут перерабатывать законопроект, чтобы учесть максимально возможное количество жалоб и предложений.

– Каковы были политические мотивы организаторов реформы?

– Их задача — лишить людей местного самоуправления и возможности самим избирать главу. Я думаю, что это основная задача, которая стояла перед этими реформаторами, а теперь это основная проблема для жителей. Конечно, воздействовать на ограниченную группу людей гораздо проще.

В 2019 году случилось неожиданное событие, когда из шести глав в области трое избрались от «Яблока».

За четыре года от меня, главы района от «Яблока», не смогли избавиться никакими способами, хотя и не помню ни одного спокойного месяца — постоянные проверки прокуратуры, полиции, Счётной палаты, УФАС. От моей коллеги из Пустошкинского района Светланы Васильковой избавились за два года, проголосовав два года подряд «неудами». Со мной даже так не получилось, поэтому решили по-другому – срочно преобразовать район в округ. Вероятно поэтому Новоржевский район был закинут в эту реформу последним. Это действие решало их политическую задачу.

– Могут ли жители и политики в других районах что-то сделать, чтобы у них этого не случилось? Что именно в их силах сделать?

– В их силах, во-первых, быть на прямой связи с людьми, с избирателями, объяснять вред реформы, брать примеры у уже преобразованных районов и показывать, к чему реформа приводит. Мы не единственный регион — практику можно найти по всей России. И она однозначна. Мне даже звонили из других регионов, из Поволжья, рассказывали о том, как проводили у них реформу: через шантаж и запугивание депутатов. Поэтому надо избирать таких депутатов, которые не побоятся выразить мнение людей открыто и честно об этом говорить.

Надо повышать гражданскую активность. Должна быть инициативная группа, которая будет объяснять вред этой реформы.