«Чтобы ощущать себя человеком»

Пустошкинский фермер Александр Цыкунов – о большом значении маленьких хозяйств на родной земле

336
Александр Цыкунов: «Настоящий фермер сам работает на своей земле, о больших деньгах не мечтает».

Пустошкинский фермер Александр Васильевич Цыкунов на вопрос «ради чего вы работаете?» отвечает просто: «Чтобы ощущать себя человеком». Никакого лукавства или пафоса в его словах нет. У Александра Васильевича было тридцать лет, чтобы ответить на этот вопрос самому себе. Ведь он один из первых фермеров Псковской области, его хозяйство «Угорье» появилось в Пустошкинском районе ещё в 1991 году.

«Кого только фермерами не называют»

Кому-то может показаться странным, но лихие девяностые для «Угорья» были временем если не расцвета, то вполне обоснованного оптимизма. Хозяйство крепко стояло на ногах, фермер Цыкунов сажал картофель, капусту, морковь. Однако чем больше стабильности появлялось в стране (или на телеэкранах страны), тем уже становилось поле для развития фермерства – именно фермерства, а не аграрной гигантомании. Причём именно этим гигантам государство почему-то помогает.

«Я много ездил по России, бывал и в тех регионах, где работает один из самых знаменитых агрохолдингов страны. И скажу вам: впечатление удручающее. На земле работают люди, которые на ней не живут. Говорю не о миллиардерах, которые нынче стоят за громадными сельскохозяйственными предприятиями, а о людях, которых привлекают на вахтовую работу в эти агрохолдинги. Эксплуатируют их при этом нещадно: человек за те же 30 тысяч рублей с трактора не слезает, живёт вдали от дома. А русское село умирает.

Такой вот парадокс: на той же Орловщине, где все поля запаханы, деревня умирает так же, как в Псковской области – в зоне рискованного земледелия. Никто и не знает, чьи это поля, кто хозяин. Считается, что человек на земле как будто и не нужен теперь», – размышляет Александр Васильевич.

Сам он с таким «направлением развития» категорически не согласен, потому что как раз развития в этом исключительно технологичном подходе к земле и людям не видит. «У нас сейчас кого только фермерами не называют. Хотя настоящий фермер – он такой, как я. Сам работает на своей земле с привлечением сезонных рабочих. О больших деньгах не мечтает, задача – себя прокормить и тех, кто рядом, ну или тех, кто готов покупать фермерский продукт, который на мегафермах не производится. Фермерская продукция – это не массовая история, но у неё есть вкус, который большинство горожан уже и не помнят», – говорит Александр Цыкунов.

И пользу тоже не забывает отметить. В фермерской картошке её, понятно, больше. В том числе от бедности: «Честно скажу, на минеральные удобрения маленьким фермерским хозяйствам просто не хватает средств, поэтому у нас картошка абсолютно экологически чистая. Но мне приходилось видеть, как на Орловщине, где метр чернозёма, в землю всё равно укладывают «химию». Потому что у сельскохозяйственных гигантов девиз один: урожай любой ценой. Или прибыль любой ценой».

Фермерская картошка – самая экологически чистая. На минеральные удобрения маленьким хозяйствам не хватает средств.

«Хоть бы одну корову встретить»

Кто-то спросит: а что плохого в том, что и сельское хозяйство встаёт на промышленные рельсы? Мы же когда-то мечтали, что у нас будет «как в Америке»: три процента фермеров кормят всё остальное население, которое живёт себе по-городскому, знать не знает ни про какие дачи, где каждый квадратный сантиметр занят картошкой-морковкой. Но географически более близкая Европа почему-то «маленьких» фермеров сохраняет и поддерживает.

Александр Васильевич об этом знает не понаслышке – сам там бывал: и в Германии, и в Польше, и в Эстонии. И везде отмечал маленькие фермы, поля по гектару, а то и меньше. «Коров видел, нормальных, счастливых коров! В Псковской-то области едешь – глазу не за что зацепиться, хоть бы одну корову встретить, а уж стадо… не помню, когда у нас видел. А вот в той же Эстонии есть: едешь и видишь, что пасутся, не стоят в автоматизированном стойле днём и ночью и что держат их не только чтобы круглые сутки кормить и доить. Корова – часть сельской жизни, часть жизненного баланса вообще», – пытается объяснить свою философию Александр Цыкунов.

А ещё он всегда радуется, когда видит людей, возвращающихся из городов в псковскую глубинку хотя бы на дачный сезон: «Я сам родом из Нижегородской области, но как съезжу туда, так потом три дня отхожу. Вот где катастрофа! Проедешься, посмотришь, как умирает сельская Россия… Даже дачников нет! У нас здесь всё же как-то поживее. Живём между двух столиц, в таком красивом озёрном краю – как к нам не ехать? И пусть люди приезжают, даже маленькие личные хозяйства важны».

И тут становится намного понятнее, что имел в виду Александр Цыкунов, говоря о цели своей работы на земле: «Чтобы ощущать себя человеком».

Ведь только человек способен любить, быть благодарным, ощущать связь с землёй, которая кормит, спасает, радует. И придаёт смысл не только работе, но и жизни.

Елена ШИРЯЕВА